что ты не знаешь о Советской власти

sov-wlastПонятие «Советская власть» в последнее время настолько демонизировано, искажено и извращено, что одно только произношение словосочетания «Советская власть» у многих вызывает вполне неадекватную реакцию. А это значит, что в наше дихотомическое мышление встроен ещё один ложный стереотип, который успешно работает на наше дальнейшее зомбирование, одурение и делает нас ещё более беззащитными перед новыми идеологическими угрозами. Не знать правду о своём прошлом или неверно понимать историю своего народа и Отечества — что может быть желаннее для наших врагов? Но, если кто-то полагает, что у нас нет врагов — он по умолчанию уже на стороне наших врагов.

Начнём с такого утверждения: Советская власть есть совсем не то, что было в СССР при правлении КПСС. Советскую власть создавали простые рабочие задолго до известной Октябрьской революции. Советскую власть не создавали ни революционеры из ВКПб, или большевики, ни кто-либо другой. Но, тем не менее, правление КПСС в СССР шло под прикрытием понятия «Советская власть». Поэтому сама Советская власть требует реабилитации и совершенно верного понимания. Она того заслуживает потому, что, во-первых, при настоящей Советской власти мы толком и не жили и не знаем, какая это власть, а во-вторых, Советскую власть нам ещё предстоит построить и жить при ней, поскольку рано или поздно она будет востребована нашим народом. Потому что Советская власть — это власть трудящихся, а не народа, который составляют и труженики, и паразиты.

Тот, кто желает самостоятельно разобраться во всём сам — для них публикуется здесь ряд материалов, позволяющих выработать правильное понимание о Советской власти. Не следует каждый отдельный материал рассматривать как истину в последней инстанции. Каждый следующий прочитанный материал должен дополнять предыдущий и углублять общее понимание вопроса. Только так может проявиться истинная картина и это будет хороший задел в мозгах, переполненных ныне  ложными стереотипами, от которых трудно избавляться.

Ниже размещён материал, опубликованный в интернете по адресу http://www.krugosvet.ru/enc/istoriya/SOVETI_SOVETI_RABOCHIH_DEPUTATOV_V_ROSSII.html на сайте ЭНЦИКЛОПЕДИЯ КРУГОСВЕТ.

Также читайте следующие работы.


Первые формы российского народовластия советского типа появились в марте – апреле 1905 на Надеждинском и Алапаевском уральских горных заводах в форме стачкомов, собраний уполномоченных. Они действовали в масштабе горнозаводских поселков и просуществовали недолго. Поэтому родиной первого совета считается город Иваново-Вознесенк Владимирской губ., где в ходе забастовки 30-тысяч рабочих-текстильщиков 15 мая 1905 был создан первый общегородской Совет рабочих депутатов. Наступательная по характеру забастовка началась с выдвижения рабочими экономических (введение 8 часового рабочего дня, установление минимума зарплаты, улучшение условий труда) и политических (созыв парламента, введение демократических свобод, права на празднование Первого Мая) требований. Власти и предприниматели, заявившие, что намерены вести переговоры лишь с уполномоченными от рабочих, а не с неорганизованной толпой, по сути, сами инициировали создание первого Совета рабочих депутатов.

Бывший по идейной окраске большевистским органом, Совет объединил молодых (средний возраст – 23 года) рабочих, создавших стачечную, финансовую, продовольственную комиссии, организовал рабочую милицию, распорядился закрыть в городе кабаки. Советом руководил президиум из 6 человек под председательством образованного рабочего-гравера, поэта А.Е.Ноздрина (1862–1938). В «вольном» рабочем университете на берегу реки Талки Советом были организованы выступления агитаторов, рассказывавших о нарастающем пролетарском движении по всей России. Добившись ряда уступок от предпринимателей (сокращения рабочего дня до 10 час., увеличения зарплаты на 10%), Совет организованно прекратил стачку через 72 дня.

По примеру ивановцев, рабочие других городов, а следом крестьяне, солдаты стали создавать свои Советы, избиравшиеся открытым или тайным голосованием на митингах и собраниях. Основной избирательной единицей Советов становились коллективы фабрики, завода, колхоза, казачьей станицы, воинской части, то есть общности людей, объединенных общим делом. Депутатами в них могли избираться и те, кто никогда не мог попасть в состав официальной администрации – женщины, представители не титульных наций, члены любых партий. Кандидатуры прилюдно обсуждались, депутатам давались «наказы», за невыполнение которых их отзывали. В рамках избранных советов могли создаваться комиссии (финансовые, продовольственные, судебно-следственные), а также народные суды. Высшими органами советов обычно становились президиумы или исполкомы, в которых основной костяк составляли социалисты – социал-демократы и эсеры, среди которых были и разделявшие большевистские взгляды, выраженные В.И.Лениным: «Советы – не рабочий парламент и не орган пролетарского самоуправления, а боевая организация для достижения определенных целей». Действуя как такие «боевые организации», Советы организовывали вооруженные выступления и восстания против самодержавия, закупали оружие, формировали боевые дружины, устанавливали связи с солдатами воинских частей. Ряд городов революционной России благодаря Советам смог объявить себя «республиками» (Новороссийская, Красноярская, Люботинская, Рузаевская, Чиатурская и др.) и даже ненадолго ввести внутри контролируемой ими территории некоторые демократические свободы (слова, собраний, союзов) и 8-часовой рабочий день.

Осенью 1905 городские Советы рабочих депутатов были созданы в Петербурге и Москве, при них начали работать свои органы печати – газеты «Известия». Устанавливавшие контроль над железными дорогами, промышленными и бытовыми предприятиями, охраняемые дружинниками, народной милицией, Советы того времени воплощали народную мечту о государстве без чиновников и опирались и на финансовую поддержку народа (денежные средства в их фонд поступали от частных лиц и революционных организаций). Петербургской совет осуществлял революционно-демократическую власть с 13 октября по 3 декабря 1905 (562 депутата представляли 200 тыс. рабочих со 181 предприятия и от 16 профсоюзов города); Московский – работал с 21 ноября по 15 декабря 1905 (170 депутатов представляли 80 тыс. рабочих 184 фабрик и заводов).

Всего в годы революции 1905–1907 в стране возникло 62 Совета, из которых 35 было образовано в городах. С поражением революции 1905–1907 Советы прекратили свое существование до 1917, когда они стали возникать вновь в ходе Февральской буржуазной революции, предопределив появление двоевластия в России. Число Советов весной 1917 достигло 600, появились первые объединенные Советы рабочих и солдатских депутатов, первый Съезд которых состоялся 3–24 июня 1917.

Октябрьская революция 1917 была осуществлена под лозунгом «Вся власть Советам!», положив начало новому государству – республике Советов, в которой Советы рабочих и солдатских депутатов объединились в 1918 с Советами крестьянских депутатов. И в РСФР, и в СССР выборными органами государственной власти считались Советы рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Однако по мере укрепления нового советского режима повседневная практика входила в противоречие с идеями, заложенными создателями Советов 1905 (участие всех в управлении и обучение управлению всех и каждого, возможность отзыва депутатов, совмещение законодательных и исполнительных функций во имя отказа от «говорильни»). Утверждение партийной диктатуры, стремительное обособление лидеров партии от «партийной массы» и беспартийных, сделало функции Советов формальными. Руководство Советами переходило в руки их президиумов, исполкомов, активно контролируемых партийными функционерами. При этом в наименовании Советов идеологи партии стремились подчеркнуть развитие «народоправства»: с 1936 по 1977 они именовались Советами депутатов трудящихся, с 1977 – Советами народных депутатов.

В 1988 высшим органом государственной власти в СССР вновь был объявлен Съезд народных депутатов (не собиравшийся с конца 1930-х годов и просуществовавший в эпоху «перестройки» всего три года, 1988–1991, семь съездов).

Первый шаг к разрушению власти Советов в России был сделан в марте 1990, когда был введен пост президента, вторым шагом стал распад СССР в декабре 1991, локализовавший советскую систему до территории РФ. Политический кризис 3–4 октября 1993, выразившийся в вооруженном противостоянии сторонников сохранения советской идеи и президента завершился штурмом пропрезидентски настроенными частями армии здания Верховного совета РФ (парламента, «Белого дома») и арестом оппозиционеров.

Эти события завершили историю советской власти в России (1905–1993).

Ирина Пушкарева


Легитимация Советов

(Из книги «Истоpия советского государства и пpава», автор — Сеpгей Каpа-Муpза)

Совершенно иначе, нежели у буржуазного государства, пошел процесс легитимации у Советов. Наполнение содержанием зародившихся в Советах форм государственности и обретение ими легитимности происходило в основном снизу, стихийно. Если Временное правительство унаследовало аппарат монархической государственности, и все его изменения легко проследить документально, то история возникновения Советов остается как бы «белым пятном». Историки говорят об этом очень скупо (известно, однако, что создание Советов на заводах не согласовывалось ни с какой партией). Очень активный деятель того времени художник А.Н.Бенуа писал в апреле 1917 г.: «У нас образовалось само собой, в один день, без всяких предварительных комиссий и заседаний нечто весьма близкое к народному парламенту в образе Совета рабочих и солдатских депутатов».

Поначалу обретение Советами власти происходило даже вопреки намерениям их руководства (эсеров и меньшевиков). Никаких планов сделать Советы альтернативной формой государства у создателей Петроградского совета не было. Их целью было поддержать новое правительство снизу и «добровольно передать власть буржуазии». Та сила, которая стала складываться в противовес Временному правительству и которую впоследствии возглавили большевики, была выражением массового стихийного движения.

Эсеры и меньшевики, став во главе Петроградского совета, и не предполагали, что под ними поднимается неведомая теориям государственность крестьянской России, для которой монархия стала обузой, а правительство кадетов — недоразумением. Этому движению надо было только дать язык, простую оболочку идеологии. И критическим событием в этом были «Апрельские тезисы» В.И.Ленина.

Книга Ленина «Государство и революция», которую в курсе исторического материализма представляли как главный его труд по вопросу государственности, на деле посвящена тактической проблеме слома государственного механизма (который, кстати, в России был уже практически сломан усилиями самого Временного правительства). Апрельские тезисы имели более глубокое значение: в них ставился вопрос о выборе типа государственности.

Апрельские тезисы — это прозрение, смысл которого нам становится ясен только сегодня. В них сказано, что Россия после Февраля пошла не по пути Запада — без явных решений политиков и лидеров. «Не парламентская республика — возвращение к ней от Советов рабочих депутатов было бы шагом назад — а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху» — так оценивал положение В.И.Ленин.

Вернувшись в 1917 г. в Россию, он писал: «Советы рабочих, солдатских, крестьянских и пр. депутатов не поняты… еще и в том отношении, что они представляют из себя новую форму, вернее, новый тип государства».

На уровне государства это был, конечно, новый тип, но на уровне самоуправления это был именно традиционный тип, характерный для аграрной цивилизации — тип военной, ремесленной и крестьянской демократии доиндустриального общества. В России Советы вырастали из крестьянских представлений об идеальной власти.

Исследователь русского крестьянства А.В.Чаянов писал: «Развитие государственных форм идет не логическим, а историческим путем. Наш режим есть режим советский, режим крестьянских советов. В крестьянской среде режим этот в своей основе уже существовал задолго до октября 1917 года в системе управления кооперативными организациями».

Таким образом, в Апрельских тезисах содержался цивилизационный выбор, прикрытый срочной политической задачей. Обращаясь к партии, Ленин в Апрельских тезисах говорит на языке марксизма, но на деле это было углубление марксизма и явное уже начало его новой, русской ветви. Главная его мысль была в том, что путь к социализму в России лежит не через полное развитие и исчерпание возможностей капитализма, а прямо из состояния того времени с опорой не на буржуазную демократию, а на новый тип государства — Советы. Сила их, по мнению Ленина, была в том, что они были реально связаны с массами и действовали вне рамок старых норм и условностей («как продукт самобытного народного творчества, как проявление самодеятельности народа»). А ведь в тот момент большевики не только не были влиятельной силой в Советах, но почти не были в них представлены.

Апрельские тезисы поразили социал-демократов. На собрании руководства большевиков В.И.Ленин был в полной изоляции. Потом выступил в Таврическом дворце перед всеми социал-демократами, членами Совета. Богданов прервал его, крикнув: «Ведь это бред, это бред сумасшедшего!». Примерно так же выступил большевик Гольденберг и редактор «Известий» Стеклов (Нахамкес). Отпор был такой, что В.И.Ленин покинул зал, даже не использовав свое право на ответ.

Тезисы были опубликованы 7 апреля. На другой день они обсуждались на заседении Петроградского комитета большевиков и были отклонены: против них было 13 голосов, за — 2, воздержался 1. Но уже через 10 дней Апрельская партконференция его поддержала. Большевики «с мест» лучше поняли смысл, чем верхушка партии.

Потом в Советах стала расти роль большевиков (работали «будущие декреты»). История прекрасно показывает этот процесс: власть совершенно бескровно и почти незаметно «перетекла» в руки Петроградского совета, который передал ее II Съезду Советов. Тот сразу принял Декреты о мире и о земле — главные предусмотренные Лениным источники легитимности нового порядка в момент его возникновения.

Именно эти декреты нейтрализовали потенциальный источник легитимности буржуазной республики, созданный по инерции «из двоевластия» — Учредительное собрание. Оно отказалось признать эти декреты и вообще Советскую власть, проговорило впустую почти сутки и было закрыто («караул устал»). Как вспоминает в эмиграции один нейтральный политик из правых, на улицах «Учредительное собрание бранили больше, чем большевиков, разогнавших его».

То, что произошло с «учредиловцами» дальше, красноречиво. Учредиловцы отправились к белочехам, объявили себя правительством России (Директорией), потом эту «керенщину» переловил Колчак. Они сидели в тюрьме в Омске, их вместе с другими заключенными освободили восставшие рабочие. Колчак приказал бежавшим вернуться в тюрьму, и «контрреволюционные демократы» послушно вернулись. Ночью их «отправили в республику Иртыш» — вывели на берег и расстреляли. В тот момент антисоветский парламент в России никого не привлек.

Таким образом, стихийный процесс продолжения Российской государственности от самодержавной монархии к советскому строю, минуя государство либерально-буржуазного типа, обрел организующую его партию (большевиков) и первое обоснование в политической философии (Апрельские тезисы).

Прагматичные историки и в России, и за рубежом оценили стратегию Ленина, позволившую осуществить практически бескровный переход, как блестящую. Меньшевики же считали ее окончательным отходом от марксизма — прыжком в бездну социалистической революции без прочного фундамента в виде развитого капитализма. Суть Октября как цивилизационного выбора отметили многие левые идеологи России и Европы. Лидер эсеров В.М.Чернов считал это воплощением «фантазий народников-максималистов», лидер Бунда М.И.Либер (Гольдман) видел корни стратегии Ленина в славянофильстве, на Западе сторонники Каутского определили большевизм как «азиатизацию Европы». В дальнейшем эти идеи развил Л.Д.Троцкий.

В поединке Временного правительства и Петроградского совета, за которым наблюдали все те, до кого доходила информация, Совет все время «набирал очки». И здесь пробным камнем стал вопрос о земле. Уже 9 апреля Петроградский совет признал «запашку всех пустующих земель делом государственной важности» и потребовал создания на местах земельных комитетов.

И не только по главным вопросам — мира и земли, а по множеству житейских дел, которые сильно влияли на обыденное сознание, выигрывали Советы в общественном сознании. Так, Петроградский совет, имея авторитет в среде рабочих и солдат, оказался гораздо более дееспособным, чутким и гибким в создании условий жизни граждан. В первые же дни революции была ликвидирована полиция, из тюрьмы выпущены уголовники, и город жил под страхом массовых грабежей. Временное правительство создало милицию из студентов-добровольцев, а Совет — милицию из рабочих, обязав откомандировать в нее каждого десятого рабочего. Было очевидно, что основную работу по наведению порядка выполнила рабочая милиция.

Когда деятели культуры («комиссия Горького») обратились в Совет с просьбой отказаться от захоронения жертв революции на Дворцовой площади, Совет сразу пошел навстречу. Напротив, вопреки всем просьбам комиссии не занимать Зимний дворец под учреждения, там разместилось Временное правительство, причем премьер-министр занял под жилое помещение историческую комнату Александра III, он и его свита пользовались музейными предметами как утварью, а караул из 1000 солдат был размещен в парадных залах. Такие мелочи не прибавляли авторитета в среде горожан.

Именно в Советы приходилось обращаться за разрешением социальных конфликтов, причем даже «буржуазной» стороне (например, при конфликте инженеров с рабочими в Петрограде и врачей с младшим персоналом в Москве). Таких вопросов, в решении которых Советы оказывались более практичными и близкими к жизни органами власти, было множество.

В июле Временное правительство сделало отчаянный шаг, чтобы ликвидировать двоевластие (расстрел демонстрации 3 июля), но это лишь развязало Совету руки для радикальных мер. В августе была попытка свергнуть Временное правительство «справа» (корниловский мятеж). Тот факт, что защиту его в основном пришлось организовывать Петроградскому совету, в глазах граждан означал полное банкротство правительства. От оставшейся у него чисто номинальной власти оно было отстранено без всякого насилия 25 октября, в день открытия II Съезда Советов, на котором и была провозглашена Советская власть и приняты ее первые Декреты.

Новая государственность стала формироваться уже при наличии полной политической власти.